Приемная комиссия: 8 (4912) 97-15-10
priem@rsu.edu.ru, international@rsu.edu.ru

enru

Интервью с историком

«В истории нет пустых и неинтересных тем». Интервью под таким названием с кандидатом исторических наук, доцентом кафедры философии РГУ имени С.А. Есенина Виталием Алексеевичем Толстовым опубликовало РИА «7 новостей». Интервью посвящено методике преподавания истории Первой мировой войны в вузе и приурочено к 100-летию с начала Первой мировой войны.
 
Мысль: «Учить – значит учиться» выглядит трюизмом. Что не отменяет её справедливости. Виталий Алексеевич Толстов, кандидат исторических наук, доцент Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, автор более 80 научных работ по отечественной истории, в том числе учебно-методического пособия «Россия в I мировой войне», изданного в Рязани в 2010 году, отлично знает цену увлекательному преподаванию истории. Более того, считает его в какой-то мере залогом собственной успешной научной работы.

Е.С. – Виталий, расскажите о вашей научной работе, связанной с Первой мировой войной?

В.Т. — Более десяти лет я читал лекции и проводил семинарские занятия по истории Первой мировой войны в рамках вузовского курса «История России». Писал и научные статьи по этой теме. Изучал по документам рязанских, московских и петербургских архивов деятельность научных обществ в период Первой мировой войны. Исследовал вклад их (прежде всего, губернских ученых архивных комиссий) в сбор материалов по истории войны. Большинство областных архивов и краеведческих музеев письменными и вещественными коллекциями памятников об этой войне обязаны ГУАКам. Благодаря самоотверженному труду сотен провинциальных историков были собраны уникальные источники по истории Первой мировой войны.

Е.С. — Как вы написали методическое пособие о Первой мировой войне, в каком году, кому оно было адресовано, и что явилось стимулом для этого деяния?

В.Т. — Брошюра «Россия в I мировой войне» была выпущена в 2010 году Рязанским заочным институтом (филиалом) МГУКИ отдельным изданием. Это методическое пособие, адресованное школьным учителям и вузовским преподавателям. По существу, набор рекомендаций, как сделать так, чтобы изучение такой «скучной» для учащихся темы стало интересным, захватывающим и увлекательным. Книга невелика по объёму, но стала первым в России изданием, где была изложена авторская методика преподавания истории Первой мировой войны. Я изложил свой опыт преподавания истории этой войны, накопленный за время работы в трех высших учебных заведениях – Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище, Рязанском институте управления и права и Рязанском филиале МГУКИ. К моменту издания брошюры научных книг об этой войне было много, а методических – ни одной. Надеюсь, что моя книжечка помогла коллегам-педагогам разнообразить приемы преподавания.

Е.С. — Что вас побудило написать пособие по Первой мировой войне, и чего не хватает текущей методике преподавания?

В.Т. — В истории нет пустых и неинтересных тем. В то же время от многих преподавателей вузов и школ я слышал, что они без энтузиазма касаются тех страниц военной истории России, что не связаны с победами. Над многими до сих пор довлеют идеологические штампы о Первой мировой войне как о «позорной странице» в истории страны, поскольку война была «империалистической», «несправедливой», порождённой борьбой капиталов. Да и в учебниках присутствует схематизм: без лиц, без судеб. Только военные блоки – Антанта, Тройственный союз. «Много армий, и все друг с другом воюют», – ответил мне студент на вопрос, что он запомнил об этой войне из курса средней школы.

Когда я преподавал отечественную историю в десантном училище, то там особое внимание уделялось военным аспектам прошлого. Была задача преподнести эту тему курсантам интересно, ярко, образно. Я придерживаюсь принципа: делать хорошо или не делать вообще. Преподавать историю Первой мировой войны я старался хорошо, ибо считаю это честью.

Е.С. — Как вы относитесь к современной тенденции «беллетризации» истории Первой мировой войны?

В.Т. — Наука и беллетристика – две равноправные области, не мешающие друг другу. У них разные задачи. Наука апеллирует к разуму, беллетристика – к чувствам. Хорошо, когда развивается и то, и другое. То, что нельзя выразить фактом и подкрепить документом, можно донести при помощи художественного слова. Но важно видеть границу, где заканчивается наука и начинается беллетристика.

Художественная литература – важный ресурс в образовательном процессе. В институте культуры при изучении темы Первой мировой войны я делал акцент на произведениях литературы. Мы обсуждали такие романы, как «Жизнь Клима Самгина» А.М. Горького, «Хождение по мукам» А.Н. Толстого, «Тихий Дон» М.А. Шолохова, «Города и годы» К.А. Федина, «Август Четырнадцатого» А.И. Солженицына, «На западном фронте без перемен» Э.Ремарка, «Прощай, оружие!» Э.Хемингуэя. Целые историко-философские дискуссии развязывались у меня на семинарах. Апеллирование к философским идеям, высказанным в произведениях художественной литературы, заставляло студентов задуматься о цене человеческой жизни в ту эпоху, давало возможность сравнить позиции героев повествования. И показывало, как вопросы большой политики пересекались с судьбами простых людей.

До года 100-летнего юбилея с начала Первой мировой войны, когда о ней широко заговорили, эта страница истории не была особенно востребованной. Парадоксально, но в России до сих пор нет памятников в честь её героев. Хотя война так или иначе затронула всех жителей России. Не только тех, кто воевал на фронтах, но и мирных граждан, которые трудились для обеспечения армии ресурсами, работали в госпиталях, участвовали в благотворительных учреждениях и т.д.

Е.С. — Воевал ли кто-то из ваших предков в Первую мировую?

В.Т. — Как и большинства семей в России, моей тоже коснулись события той войны. Брат моей прабабушки сражался на Восточном фронте. В семейном альбоме есть его фотографии, присланные с места военных действий сестре – моей прабабушке Анастасии Дмитриевне Толстовой (в девичестве Бобровой). Смотрите иллюстрацию. На обороте надпись: «Иванъ Димитр iевичъ Бобровъ». Ему посчастливилось вернуться с войны живым. В советское время он жил в Куйбышевской области, поддерживал с моими предками по отцу переписку. Так что азы представлений о Первой мировой войне я получил ещё в раннем детстве.

Е.С. — С чего начался ваш исследовательский к ней интерес?

В.Т. — Не удивляйтесь, с протеста. Протеста не только против искажения событий войны, но и искажения истории края в целом. В 10 классе я отказался обучаться по учебнику «История родного края», чего от меня, отличника, никто не ожидал. Я объявил, что буду готовиться к урокам по краеведению по дополнительной литературе, и объяснил свою позицию так: «Сейчас начало 90-х годов, а нам навязывают учебник брежневских времен, устаревший, где на каждой странице – цитаты из речей деятелей партии и трудов классиков марксизма-ленинизма. Дореволюционная история там преподносится только как классовая борьба, а послереволюционная – как сплошные успехи социализма». Моя учительница по истории, Наталья Георгиевна Жук, парировала: «Толстов, когда напишешь свой учебник, тогда и будешь возражать!». В тот же день я засел за написание учебника «Очерки по истории Рязанского края XX века». Все 10-й и 11-й классы чуть ли не ежедневно после уроков я посещал отдел краеведения Рязанской областной библиотеки. Читал дореволюционные публикации по истории края, сборники документов, делал выписки. Собранный материал излагал по главам. Среди них была и глава «Рязанский край в годы Первой мировой войны». К концу 11 класса я принёс в школу 300-страничный фолиант. Это произвело фурор. Устный выпускной экзамен по истории мне заменили по настоянию учителя на «защиту научной работы». Учитель истории позаботилась о написании рецензий на неё. На защите моих «Очерков по истории Рязанского края XX века» присутствовала директор школы Юлия Николаевна Балакина, заслуженный учитель РФ. С «отличной» аттестацией я отправился «покорять» исторический факультет РГПУ. Стал победителем областной олимпиады 1993 года по отечественной истории для выпускников школ.

Впоследствии встречаясь с Натальей Георгиевной, моей любимой учительницей, я был польщён: оказывается, в моей школе изучают историю Рязанского края по тому учебнику. Она размножила его на ксероксе и использовала на уроках краеведения.

Сейчас, конечно, я воспринимаю все написанные тогда главы критично, а свою школьную реакцию на «устаревшие» учебники с самоиронией. Мне предложили издать этот учебник, но я отказался. Очень уж многое там нуждается в переработке с точки зрения учёного. Хотя я обязательно вернусь к созданию нового учебника по истории края.

Е.С. — Кто вам преподавал историю Первой мировой войны в университете, и как вообще обстояло дело с преподаванием в РГПУ этой темы?

В.Т. — Известный рязанский историк, доцент Юрий Васильевич Фулин. Он был специалистом в этом вопросе. Поэтому эту тему мы изучали углубленно. Его монография «Отречемся от старого мира» (Рязань, 1987), которую он рекомендовал нам в обязательном порядке прочесть, раскрывала историю Рязанской губернии с начала Первой мировой войны до установления Советской власти. В основе монографии лежала его кандидатская диссертация. Конечно, идейно книга устарела, но фактический материал, добытый в московских и ленинградских архивах, не утратил ценности.

Е.С. — Что важнее для преподавателя истории – объективность в освещении прошлого или формирование психоэмоциональных представлений о своей истории?

В.Т. — Для научных трудов по истории объективность – главнейший критерий. Всякое проявление эмоций в науке – путь к субъективизму. Поэтому нужно различать историю как науку и историю как учебную дисциплину. В преподавательском ремесле приоритет я отдаю эмоциональному воздействию учителя истории на учеников. Без него невозможно формирование ценностей, чувства патриотизма. Но чтобы иметь моральное право на это, преподаватель должен быть не просто «толмачом», а учёным. Лекция становится гораздо более убедительной, когда преподаватель ссылается на собственные научные изыскания.

В начале педагогической карьеры меня поверг в шок такой случай. Я только что принял у студентов первый для меня экзамен и, довольный собой, вышел в коридор. Мой взгляд непроизвольно остановился на куче конспектов моих лекций, лежавших… в мусорной корзине! Я окликнул отличника, вприпрыжку радостно удалявшегося от той самой корзины. Он бросил: «Так мы ж историю уже сдали!». Слово резануло мне слух. Я не понимал, как можно вот так просто «сдать» – и распрощаться с историей. «Сдали» прозвучало как «предали». Для меня это было уроком. Я стал задумываться, как сделать так, чтобы родная история стала для студентов не просто очередным «предметом», который достаточно «сдать», как сдают пустую тару. Мне хотелось, чтобы история Отечества стала для них «ценностью». Как в философском плане, так и в личном. Мы же не выбрасываем фотографии людей, которые нам дороги.

С тех пор я всякий раз ставлю себе сверхзадачу: «Как побудить студентов дорожить памятью о деяниях их предков?». При освещении событий родной истории я пытаюсь апеллировать к личности студента. Особенно это касается событий XX века (в том числе, Первой мировой войны). Уже на первом занятии я давал курсантам задание написать сочинение: «Нужно ли российскому офицеру знать историю своей Родины?». А студентам института культуры предлагал аналогичный вопрос про работников культуры. Мне хотелось, чтобы они нашли внутреннюю мотивацию к изучению этой дисциплины. Лучшие сочинения я храню и поныне.

Е.С. – Много ли знает современная молодежь об участии своих предков в Первой мировой войне, и что может предпринять для этого преподаватель истории?

В.Т. — Я специально давал задание курсантам и студентам расспросить своих дедушек и бабушек об участии их предков в тех или иных событиях нашей истории и подготовить сообщение на семинарское занятие. По возможности просил их принести фотографии и документы из семейных архивов и продемонстрировать артефакты, оставшиеся от предков. Касалось это и участников Первой мировой войны. Большинство вначале удивлялось: «Неужели это кому-то интересно? Неужели недостаточно просто вызубрить параграф учебника?». Но потом даже благодарили: не будь такого задания, они бы не заинтересовались судьбой своих пращуров. Особенно показательными были сообщения курсантов. Они с большой охотой демонстрировали фотографии своих предков – участников двух мировых войн. И в этот момент в их сознании проскальзывала искорка гордости за то, что они продолжают благородное дело защиты Отечества.

Е.С. — Какие ещё приёмы вы использовали на занятиях по Первой мировой войне?

В.Т. — Я часто прибегал к игровым методам. Например, устраивал игру «Брейн-ринг» на знание личностей и государств – участников Iмировой войны: «Преподаватель – против команды знатоков-студентов». Это очень оживляло семинары. Я делил студентов на команды, они придумывали название, выбирали капитана. На обсуждение вопроса давалась минута, затем команды отвечали на вопрос. Я видел неподдельный интерес в глазах ребят, когда они в составе команд «знатоков» предавались бурной дискуссии. Цели «Брейн-ринга» в том, чтобы вовлечь в работу на семинаре как можно больше студентов группы, формировать у студентов чувство коллективизма, навыки ведения спора и умения отстаивать свою точку зрения. Вопросы, которые получали «знатоки», были самыми разными – от простых до каверзных и даже творческих. Я зачитывал строки из ответа немецкого кайзера Вильгельма II в конце войны на письмо отчаявшейся матери погибшего немецкого солдата: «Видит Бог, этой войны я не желал». В те годы заявление возмутило всех. Ллойд-Джорж в печати немедленно отреагировал, ответив ему, перефразируя его же фразу. Я предлагал студентам подумать: «Каким мог быть ответ Ллойд-Джоржа?» Спрашивал: «Что бы вы ответили на его месте?» И выставлял баллы не только за правильный ответ, но и за оригинальный по сути, но не совпадающий с авторским. А Ллойд-Джорж заявил: «ЭТОЙ войны Вильгельм не желал, он желал ДРУГОЙ войны, в которой бы он покончил с Англией и Францией за 2 месяца. А ЭТУ войну мы будем вести до победы».

Е.С. — Долгое время у нас господствовал взгляд на Первую мировую как войну империалистическую, и единственно верной считалась позиция большевиков. Сейчас же говорят, что их «пораженческие» взгляды были национальным предательством. Как вы преподносите эту дилемму студентам?

В.Т. — Действительно, во время войны все оппозиционные силы в стране разделились на два лагеря. «Оборонцы» признавали приоритет решения внешнеполитических задач по сравнению с внутриполитическими и призывали временно отказаться от революционной борьбы во имя победы России в войне. «Пораженцы» (среди них большевики) призывали к активизации революционной борьбы с царизмом с целью поражения России в мировой войне, чтобы свергнуть монархический строй. Учебники советского времени единственно верной объявляли позицию пораженцев. Сейчас в учебной литературе обратная тенденция. На занятиях я предлагал студентам самим разобраться, какая из двух позиций верна. Они прорабатывали литературу по теме, а на семинаре я делил студенческую группу на «пораженцев» и «оборонцев» и организовывал дискуссию. Для успеха дискуссии студенты выбирали группу согласно своим внутренним убеждениям. Но во время дискуссии первая группа должна была привести аргумент в защиту позиций «оборончества», вторая – разбить этот аргумент с позиций «пораженчества». Я стремился, чтобы каждый хотя бы раз высказал свое мнение по обсуждаемому вопросу. В конце дискуссии я подводил итоги и был рад, если позиции «оборонцев» и «пораженцев» становились студентам понятными.

Е.С. — Насколько, на Ваш взгляд, изучена история Первой мировой в Рязанской губернии? Есть ли какие-то открытия в этой области?

В.Т. — До недавнего времени эта страница рязанской истории была малоизученной. В настоящее время наблюдаются положительные «сдвиги». Если говорить о документальных и справочных изданиях, я бы выделил труд А.И. Григорова «Рязанская книга памяти Великой войны 1914-1918 годов», содержащий десятки тысяч имён. Из исследовательских работ можно отметить монографии рязанских историков И.Н. Гребенкина «Русский офицер в годы мировой войны и революции. 1914-1918 гг.», В.А. Пылькина «Военнопленные Австро-Венгрии, Германии и Османской империи на Рязанской земле в годы мировой войны и революции», работы А.И. Хвостова о деятельности политических партий в Рязанской губернии в годы Первой мировой войны.

Е.С. – Спасибо за интервью! Успешно вам учить и учиться!

 

Беседовала Елена Сафронова

по материалам сайта РИА «7 инфо» (www.7info.ru)

 

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment